Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бернетт

О невралгии, ее причинах и лекарствах, с главой о грудной жабе


Лондон, 1894

Перевод Зои Дымент (Минск)

Каждая боль — невралгия
Всякий раз, когда имеется боль, что-то обязательно неправильно:
Почему имеется боль? Что неправильно?

Предисловие ко второму изданию

Первое издание этой маленькой книги было опубликовано давно, и только недостаток свободного времени помешал более раннему появлению второго расширенного издания, к которому добавлена глава о грудной жабе.

ДЖ. КОМПТОН БЕРНЕТТ
5, Уимпол-стрит,
Кавендиш-сквер, W.
Лето 1894 г.

Предисловие к первому изданию

Если есть что-то в нашей земной жизни, что тяжело вынести, то это, конечно, невралгия. И если есть что-то на свете, что может ее вылечить — я не имею в виду облегчить, успокоить, смягчить, притупить или убить — но вылечить, в действительности вылечить невралгию, то это гомеопатия.

Я не хвастаюсь своими способностями и достижениями, но пишу о том, что знаю, что наблюдал и выполнял сам очень много раз. И того же добивались многие другие известные практики научной медицины, начиная с самого Ганемана.

Если бы мир в целом имел хотя бы малейшее представление об огромном спектре гомеопатических лекарств при лечении невралгии (как и многих других болезней), совокупность человеческих страданий несомненно была бы значительно уменьшена, и в надежде на то, что страдающее от боли человечество может узнать, что невралгия излечима, написаны и публикуются эти страницы. Но моя цель этим не ограничивалась. Я хотел также объяснить, что невралгия, как правило, не только радикально излечима правильно выбранными гомеопатическими лекарствами, но лечение невралгии правильным лекарством (или лекарствами) — это излечение от внутренней причины невралгии и, следовательно, излечение самого организма индивида.

ДЖ. KOMПТОН БЕРНЕТТ,
5 Холлес-стрит,
Кавендиш-сквер, W.
Апрель 1889

О невралгии: ее причины и ее лекарства

Много лет тому назад, в Германии, как-то утром я стоял рядом с известным профессором медицины, окруженным толпой пациентов, следил за его действиями, прислушивался к его мудрым словам и мысленно делал заметки. Один из бедных пациентов, страдающих плевродинией, казалось, старался, преодолевая большую тревогу, убедить профессора в том, что боль вызвана невралгией, и делал это так речисто и настойчиво, что профессор в конце концов возразил с ощутимым раздражением: "Конечно, ваша боль — невралгия, но вы когда-нибудь видели боль, которая не невралгия? Любая боль — невралгия". (Плевродиния — сильная схваткообразная боль, возникающая в межреберных мышцах. — Прим. перев.)

Конечно, профессор был прав в том, что любая боль — всегда нервная боль. Для практических целей этого небольшого трактата я буду понимать под невралгией любую острую приступообразную боль, которая, по-видимому, образует всю болезнь сама, т. е., в болезни отсутствуют какие-либо видимые патологические изменения или анатомические причины. Я не думаю, что невралгия — достаточно строгий научный термин, поскольку придерживаюсь мнения, что любая невралгия имеет в своей основе позитивную патологию, если только она нам известна, но если нам неизвестна materies morbi (лат. вещество, выступающее в качестве непосредственной причины заболевания), это не означает, что оно не существует.

Однако недостаток научной точности в слове "невралгия" полностью перекрывается пользой от его практического использования, так как почти все знают, что такое невралгия или что под этим следует подразумевать. Это правда, поэтому я больше не буду задерживаться на этом слове, а сразу погружусь в тему.

Авторитетные источники, которых я намереваюсь придерживаться, — это литература по гомеопатии и мой собственный опыт, развивающийся в новых направлениях, и я начну с утверждения, что Aconitum napellus является, по-видимому, наиболее часто показанным лекарством в научном лечении невралгии. Это так же хорошо известно в гомеопатической практике, как и тот факт, что шерстяные носки удерживают тепло ног. Но у некоторых людей, надевающих шерстяные носки, ноги, тем не менее, холодны, и точно так же многие люди с невралгией примут Aconitum, но с невралгией не расстанутся. Не существует панацеи или специфика от всех видов невралгии, что, несомненно, доказывает, что существует невралгия и невралгия, или, другими словами, у каждой невралгии своя собственная патология. Aconitum чаще всего подходит, если боль связана с холодом, ревматизмом или активной гиперемией. Acidum hippuricum, однако, стоит к нему очень близко и полностью его вытесняет, если невралгия вызвана артритом.

Я не уверен, но, вероятно, Sulphur идет следующим за Aconitum, и д-р Купер хвалит его с большой теплотой, если невралгия связана с лихорадкой или малярией*. Он является большим ганемановским антипсориком и как таковой очень часто показан. Очень надежным Sulphur оказывается тогда, когда боль вызвана подавлением псорического или диатезного высыпания. Очень тяжелый случай невралгии сердца — angina pectoris neuralgica (лат. неврологическая грудная жаба, или стенокардия. — Прим. перев.) — я однажды вылечил этим лекарством. Мне несколько неудобно использовать этот пример снова, так как я уже не раз ссылался на него в печати, но моим извинением должно послужить то, что я не могу упустить урок, который можно из него извлечь в отношении антипсорического лечения невралгии.

Итак, я пощеголяю им еще раз:

Невралгия сердца, излеченная Sulphur

В связи с настоящим, можно вспомнить известное невротическое происхождение некоторых кожных болезней.

В одно воскресное утро, лет десять-двенадцать тому назад, некий джентльмен привел свою жену в мой врачебный кабинет, потому что на улице, по дороге в церковь, у нее случился приступ грудной жабы. Хотя ей было всего лишь немногим за тридцать лет, не больше, она уже несколько лет была подвержена приступам грудной жабы: они случались внезапно на улице, как правило приковывали ее к месту, и поэтому она больше не выходила одна на улицу, так как опасалась упасть в обморок или свалиться замертво.

При обследовании сердца не было обнаружено не только никаких органических поражений, но даже никаких функциональных расстройств, и мне было непонятно, почему сравнительно молодая дама страдала от таких приступов грудной жабы. Она обращалась со своей болезнью к специалистам, но ей не стало лучше, поскольку никто не мог понять, в чем дело. Я сделал ей назначение и затем посетил ее на дому, пытаясь пролить свет на этот вопрос. Я выслушал всю историю о ее здоровье, начиная с детства. Она рассказала, что в конце подросткового возраста готовилась выйти в свет, но у нее были трещинки на сгибах рук, очень неприглядные — эти трещинки беспокоили ее с самого раннего детства. Обратились за консультацией к Эразму Уилсону. Он прописал ей мазь, которая очень быстро излечила кожу, и пациентка вышла в свет, сразу имела успех и, как подобает, вышла замуж. Она всегда была очень благодарна Эразму Уилсону за то, что он вылечил ее руки, поскольку "как бы я могла появиться с короткими рукавами?"

Но затем появились диспепсия, метеоризм, одышка, сильное сердцебиение и, наконец, описанные выше приступы грудной жабы, угрожающие ее жизни. Более того, она родила одного мертвого ребенка. Как я уже сказал, не было обнаружено никакого поражения сердца, и из истории здоровья дамы я понял, что лечение кожи (очень важный момент, с моей точки зрения) имело причинное значение.

Я высказал свое мнение, что ее кожная болезнь никогда не была в действительности вылечена, только загнана внутрь мазью Уилсона, и что ее грудная жаба была, в действительности, только внутренним выражением, или метастазом. Однако в это никто не поверил. Я начал лечить ее антипсорически, и очень скоро — я думаю, еще и месяца не прошло с ее воскресного утреннего визита — на сгибах локтей вновь появились трещины, и с тех пор у нее не было никогда приступов грудной жабы, и она стала рожать живых детей.

Я написал небольшую работу о кожных болезнях под названием "Заболевания кожи: их конституциональный характер и лечение", в которой использовал этот случай для иллюстрации организменной природы кожных болезней, а теперь в работе о невралгии привожу этот случай как пример быстрого излечения боли, привычно называемой невралгической. На языке биопатологии Ганемана этот пример говорит красноречиво об истинной псоре или как минимум о практическом клиническом значении общей концепции, называемой диатезом, если вас это больше устраивает.

Этот пример также помогает мне представить моим читателям важнейшую доктрину, а именно: нам требуется множество различных лекарств для лечения различных видов и родов невралгии, и выбор правильного лекарства основан на искусстве излечения лекарствами.

Я хотел бы, прежде чем двигаться дальше, указать на очень важное различие между полным излечением невралгии, что, как показано в этой маленькой книжке, является задачей гомеопатии, и остановкой, умерщвлением, успокоением или убийством невралгии с помощью аллопатического лечения, во что верит почти весь мир, и, конечно, девять докторов из десяти практикуют такое лечение, хотя основа его неверна и губительна.

Невралгическая боль сама по себе не болезнь, но голос чувств человека, взывающий к помощи; это телеграфное сообщение, посылаемое вдоль нервов, вовне, с места страдания, где требуется помощь; возможно, это сообщение о приближающейся опасности для внутренних частей из-за присутствия врага, скрывающегося внутри; этот выраженный посредством боли голос, который мы называем невралгией, представляет собой телеграмму с болезненными новостями.

Как поступает аллопатия с невралгией? Как лечит аллопатия правдивые невралгические нервы?

Давайте посмотрим. Я не стану опираться на свой авторитет в обсуждении дел моих собратьев-аллопатов, но лучше обращусь к их собственным высшим авторитетам, а потому взглянем на авторитетные заявления последних относительно надлежащего лечения невралгии; например, мигрени (Эйленбург: "Cyclopœdia of the practice of medicine", Von Ziemssen, vol. xiv, p. 23):

Среди большого числа лекарств, назначаемых эмпирически, препараты железа, хинин и кофеин до сих пор наиболее популярны, и не без причины, конечно, хотя общая (? — Бернетт) высокая их оценка показывает, что они вошли в практику, похоже, без ясного понимания и даже с достаточно неверным представлением об их действии. Препараты железа, особенно карбонат, так высоко ценимые Хатчинсоном, Стоксом и другими, вряд ли являются спецификами от мигрени, но могут служить улучшению конституции анемичного и слабого человека, ставшего жертвой мигрени, которая представляет собой форму невралгии. При рекомендации хинина, а также таких его аналогов, как хинидин и бебеерин, учитывается в основном их способность предотвращать регулярные приступы, а сносное состояние во время приступов приводит к надежде на соответствующий успех применения такого лекарства. Но опыт показывает, что хинин, независимо от формы его применения, обычно не воздействует на регулярную периодичность приступов, особенно если между ними большие промежутки, но значительная доза хинина (от семи с половиной до восьми гран), принятая один раз или принимаемая часто, может сократить время приступа или сразу остановить его.

Эйленбург далее обсуждает подобным же образом кофеин, упоминает гуарану, заявляя, что она необходима, потому что гуаранин совершенно идентичен кофеину. Он хвалит эффективность водного экстракта спорыньи, поскольку тот вызывает сужение кровеносных сосудов, и это правда, но спорынья также вызывает некроз и другие очень болезненные состояния. Доза от девяти до четырнадцати гран спорыньи, предлагаемая автором, на мой взгляд, опасна. Он упоминает стрихнин, мышьяк, нитрат серебра, сульфат никеля, бромид калия, хлорид аммония, скипидарную мазь и лупулин.

Наконец, Эйленбург отзывается одобрительно об амилнитрите и утверждает, что "показания к его использованию обязаны тому факту, что он обладает силой расширять кровеносные сосуды", что звучит довольно странно, поскольку на предыдущей странице говорилось, что положительный эффект спорыньи основан на ее способности кровеносные сосуды сужать. И нам предлагается поверить, что это и есть научное лечение болезни. То, что спорынья сужает сосуды, а амилнитрит расширяет их, практически достоверно. И я не отрицаю, что стоит рассматривать эти два терапевтических средства для поверхностного симптоматического аллопатического (паллиативного) лечения боли, но действительно целительными терапевтическими средствами они не являются. Если добавить электричество, то на этом обычное лечение невралгии будет исчерпано, и, следовательно, не стоит удивляться заявлению Эйленбурга, что при этой болезни он никогда не видел лечения, которое бы не было паллиативным. Подведем итог. Любое лечение обычными средствами является только паллиативным симптоматическим лечением и не более того, и никакого прямого и положительно целительного лечения в таком случае быть не может, и даже не стоит пытаться. В гомеопатии мы добиваемся гораздо большего. В гомеопатии часто можно излечить невралгию, как я покажу далее.

Я спрашиваю вновь, к чему сводится аллопатическое лечение? Я уже сказал, что выражающий боль голос организма, который мы называем невралгией, является телеграммой изнутри о болезненных новостях. Аллопатическое лечение невралгии, как было только что показано с помощью цитат из работы наивысшего аллопатического авторитета, сводится просто к следующему: они либо оглушают, душат, калечат и увечат, либо перерезают телеграфные провода (нервы), чтобы болезненные новости больше не поступали, т.е., по восточной традиции, аллопаты убивают гонца из-за неприятной новости, которую он принес. А что потом? Болезненный процесс, разворачивающийся внутри, продолжается, что часто явно подтверждается последующими жалобами. Нерационально, поверхностно, вредно, отвратительно притуплять боль, усыплять, убивать или как-то иначе заставлять замолчать невралгию с помощью действующих на нервы седативных средств, местных обезболивающих, лосьонов, подкожных инъекций или чего-либо еще, и безразлично, какой "патии" присягали поступающие так врачи. Хвастовство ортодоксальной медицины огромными успехами их седативных средств является философией глупой пташки, которая прячет свою маленькую голову, в то время как тело ее в опасности. Единственное верное правило и рациональное лечение невралгии — изучить этиологию и лечить причину.

Но возможно ли это? Да, гипотетически возможно, как ясно доказывает приведенный мной случай невралгии, и когда я говорю гипотетически, я имею в виду не проблематичность этого вопроса, а реальное использование этиологии, основанной на прочной рабочей патологической гипотезе, а не на осязаемом факте, большом и очевидном, как стог сена.

Причины невралгии очень разные и иногда сложные, и, следовательно, лекарства, которые следует использовать, соответственно должны быть различными, а в сложных случаях требуется несколько лекарств. Конечно, гораздо сложнее действительно излечить невралгию способом, который я постараюсь изложить, чем выхватить маленький подкожный шприц и сделать инъекцию морфия, принять несколько болеутоляющих пилюль или несколько капель опиума, настойки опиума или хлородина.

Лекарство, которое очень часто требуется в (гипотетически) причинном лечении невралгии — Natrum muriaticum. Опубликована моя небольшая монография, посвященная этому мощному лекарству, озаглавленная "Natrum muriaticum как проверка учения о динамизации лекарств", и я перепишу случай оттуда.

Лицевая невралгия

Г-жа__ в возрасте 24 лет попала ко мне на лечение в 1876 году, на первых месяцах беременности, из-за очень тяжелой лицевой невралгии. Случай оказался весьма упорным, и было безуспешно применено множество лекарств, но в конце концов болезнь уступила пилюлям, насыщенным матричной настойкой Сhina, выбранной на основе того, что при сильной боли пациентка сильно потела. Невралгия постоянно возобновлялась, и, наконец, China перестала действовать. Затем был назначен Populus tremuloides, просто потому что это лекарство является родственным к China, и оно хорошо подействовало, даже на время вполне излечило.

Эта беременность завершилась, и моя пациентка обратилась за консультацией вновь, когда оказалась беременной в начале 1877 года, с невралгией того же типа, и на это раз упорство болезни почти довела пациентку и ее врача до отчаяния.

Случай рассматривался с применением старого ганемановского способа, по совокупности симптомов, которые были немногочисленны и неспецифичны; невралгия становилась все хуже и всегда только хуже, и, казалось, ничто не улучшало ее течения.

После многих недель бесплодных усилий излечить эту невралгию лекарствами, выбранными по реперториуму, я обратился к "Акушерству" Гернси (2-е изд.) и обнаружил, что я уже перепробовал все лекарства из списка, приведенного им на стр. 372–374, за исключением двух средств; я тут же попытался их применить и вновь потерпел неудачу. Итак, моя пациентка получила Aconitum, Belladonna, Bryonia, Calc. c., Cocculus, Cimicifuga, Coffea, Gels., Glon., Ignat., Mag. c., Nux v., Puls., Sepia, Spig., Sulph., Verat. a., China, Populus и некоторые другие лекарства. Кроме этого, она прикладывала, часто в почти полном отчаянии, почти все известные болеутоляющие, так что мягкие части лица казались мацерированными.

Тогда я предложил сменить обстановку (что обычно мы, бедные практикующие врачи, используем в качестве ultimum refugium [лат. последнее прибежище. — Прим. перев.]), но обстоятельства помешали ей отлучиться больше, чем на один-два дня, так что она совершила экскурсию по побережью и внутри страны и заметила, что невралгия была хуже на побережье и лучше вдали от моря.

Меня посетила счастливая мысль, что это может быть связано с солью в воздухе на побережье, и, будучи, вдобавок к этому, совершенно на пределе, я решил действовать в соответствии с этой мыслью и назначил Natr. mur. 30, по одной крупинке очень часто.

Невралгия немедленно начала ослабевать, и через день или два пациентка чувствовала себя хорошо. Болезнь иногда возвращалась в менее тяжелой форме, но сразу уступала той же дозе того же лекарства. 30-е разведение было выбрано просто потому, что некоторое количество крупинок этого разведения нашлись в аптечке пациентки.

Пациентка была вполне удовлетворена, что Natr. mur. 30 принес излечение, был рад и я, и так же могут порадоваться многие другие. Но в целом этот случай не убедит неподготовленные умы, а еще менее — предубежденные.

До того я не очень-то уважал Natrum muriaticum как лекарство; фактически, вообще не уважал, хотя изредка и применял. В самом деле, как может разумный человек поверить, что обычная соль, служащая приправой, которую мы потребляем почти с каждым приемом пищи, может иметь какое-либо целительное действие, особенно учитывая, что некоторые потребляют соль в больших количествах ежедневно, без каких-либо видимых вредных эффектов.

Д-р Юз в своей "Фармакодинамике", 2-е изд., стр. 411, говорит: "Мне ничего не известно о достоинствах соли". Но он оказался, однако, зрелым гомеопатическим ученым, так как в третьем издании этой же замечательной работы на стр. 561 привел интересный случай неправильного питания, что проявлялось в истощении и сухой коже болезненного цвета, а также сопровождалось упадком духа и подозреваемой в брюшной полости болезнью. Тогда несколько доз Natr. mur. 30 полностью изменили состояние, и началось полное выздоровление.

Этот пример очень ценен, а для меня просто особенно отраден и, более того, по моему мнению, убедителен. Очевидно, что д-р Юз против собственного желания поверил в учение о динамизации, хотя охотно оставался бы на позиции "мне ничего не известно о достоинствах соли".

Вера в соль как лекарство равнозначна вере в учение динамизации, а вера в это учение противна здравому смыслу человека. Возможно, надлежащий дух будет благодарен благодетельному Творцу.

Хуже на побережье” с тех пор для меня служит ценным указанием на Natrum muriaticum.

В моей небольшой работе под названием "Пятьдесят причин, почему я гомеопат", стр. 53–54, можно найти следующий случай.

Лицевая невралгия

Он основан на том, о чем говорилось выше.

Несколько лет тому назад дочь одного лондонского ольдермена страдала от страшной лицевой невралгии, которая с некоторыми перерывами продолжалась годами. На борьбу с ней не жалели ни сил, ни средств. Их постоянным семейным врачом-консультантом был гомеопат, но ему не удалось справиться с этой невралгией, несмотря на несколько консультаций с коллегами, в том числе с некоторыми знаменитостями; все было безрезультатно.

Я выяснил, что боль ухудшалась в холодную погоду и на побережье, и уменьшалась вдали от моря, в глубине страны, т.е. вдали от моря боль появлялась не так часто и не в такой тяжелой форме; боль начиналась при попадании воды в глаза. Щепотка шестой тритурации Natrum muriaticum в воде, три раза в день, излечила мою молодую пациентку примерно за три недели. Такое антиневралгическое действие Natr. mur. имело большое преимущество постоянного излечения, поскольку боль больше не возвращалась, и пациентка чувствовала себя хорошо во всех других отношениях.

Тех, кто привык назначать на практике хинин и железо, болеутоляющие вещества, инъекции или примочки, может, нет, должно удивить такое индивидуализированное лечение невралгии, очень утомительное и трудоемкое для врача, и я этого не отрицаю, но я верю, что оно гораздо лучше и самое разумное.

Встречается немало случаев невралгии, которые были первоначально вызваны хинином, но затем часто излечивались Sulphur, за которым следовал Natrum muriaticum.

На счету хинина много успешных излечений невралгии, и во многих случаях он несомненно гомеопатичен, а его очень умеренные дозы не только безвредны, но и целебны. Попытки успокоить (успокоение — не лечение) все невралгии большими дозами хинина бесполезны, вредны и ненаучны.

Ferrum — железо — кроме того, что является, несомненно, важным лекарством для крови, также полезен при невралгии, а при большой слабости, когда моча щелочная (Радемахер), ацетат в малых материальных дозах facile princeps (лат. явный лидер. — Прим. перев.).

Некоторые опытные практики станут, вероятно, отрицать, что мы живем в эпоху невроза, когда невралгий становится все больше, но я строго придерживаюсь мнения, что чай, кофе, табак, алкоголь, переутомление и волнения являются существенными причинными факторами. Имеются веские практические основания полагать, что мигрень, или гемикраническая невралгия, часто связана с питьем кофе.

Энтералгия, я знаю, часто связана с чаем, и у меня есть определенные основания считать, что свинина (особенно жареная свинина), моллюски и картофель также могут способствовать невралгии.

При невралгии стенок грудной клетки хорошо помогает Ranunculus sceleratus, а при невралгии сердца, которая ухудшается от ходьбы, следует подумать об Arsenicum, Juglans cinerea, Arnica, Bellis perennis и Aurum.

Arsenicum имеет вполне заслуженную репутацию при невралгии, и является любимым лекарством некоторых практиков. Моя пациентка однажды отправилась на побережье, где тогда практиковал д-р Гармар Смит (теперь он в Гилфорде). Я безуспешно лечил ужасную невралгию яичников, но д-р Смит вылечил ее очень быстро Arsenicum. Тогда же я увидел в Homœopatic World, что этот же джентльмен продолжает излечивать невралгию этим же верным лекарством, предотвращающим регулярные приступы. Я не стану цитировать случай полностью, хотя он соответствует моим взглядам на то, что невралгия лучше лечится высокими разведениями, но скажу только, что д-р Гармар Смит излечил случай острой гастродинии, покорившейся Ars. 12х trit., после того как Liquor arsenicalis (F.), третья тритурация Arsenicum, тринитрат Bismuthum 1х и Apomorphia 3x помочь не смогли. Единственный слабый момент в этом случае, что со времени завершения лечения прошло всего пять дней. Но невралгия в любом месте с арсеникальными симптомами так часто излечивается динамически Arsenicum, что у него прочная антиневрологическая репутация, не нуждающаяся в поддержке.

Давайте сейчас исследуем сферу действия Aurum при грудной жабе, или сердечной невралгии.

Невралгия сердца

Вряд ли кто имел дело с более грозной болезнью, чем грудная жаба, и гомеопатическое лечение может добиваться при этой болезни великих свершений. Однако было бы большой ошибкой лечить всех пациентов одинаково, так как многие другие болезни вызывают симптомы, присущие грудной жабе; пациентов необходимо диагностически и терапевтически дифференцировать, для того чтобы их на самом деле излечить.

Спустя некоторое время я должен был посетить даму в Бельгрейвии, страдающую грудной жабой: нелюбимая тяжелая работа по дому, потеря близких, страхи, утрата сбережений привели к этой болезни.

Кроме приступов грудной жабы, ее мучила хроническая постоянная боль в прекардиальной области под левой грудью. Годами время от времени временное облегчение приносил нарывной пластырь, пока он не перестал помогать. Пациентка была очень подавленна, угрюма и замкнута. Менструации прекратились. Aurum metallicum, 3-я тритурация, шесть гран каждые четыре часа, вылечили боль за неделю, и приступы грудной жабы больше не повторялись, теперь пациентка улыбается и весела. Менструации, однако, не появились, и поэтому она продолжает лечение.

Прошел год с тех пор, как это было написано, и грудная жаба больше не тревожит эту даму.

Я применил Aurum, так как он известен своим сродством к сердцу и глубокой меланхолии у пациентов.

Как я сказал, лечение продолжается, но дама держит дома немного порошка Aurum из страха, бессознательно подтверждая этим его терапевтическую ценность. Дама годами использовала амилнитрит с быстрым временным облегчением, но приступы возвращались по-прежнему, хотя ей казалось, что они стали слабее. Хотя амилнитрит редко излечивает истинную грудную жабу, он временно прекращает страдания, поэтому не следует им пренебрегать. К сожалению, его действие слишком поверхностное.

Сейчас я хочу продолжить и привести кое-что из моей маленькой книги "Вакциноз и его излечение с помощью Thuja, с заметками по гомеопрофилактике".

Ретроорбитальная невралгия продолжительностью в двадцать лет

Этот случай (попавший под мое наблюдение 9 января 1882 года) представляет значительный интерес с разных точек зрения. Речь шла о высокопоставленной даме возрастом за пятьдесят, которая периодически в течение многих лет обращалась почти ко всем знаменитым окулистам Лондона в связи с невралгией глаз, точнее, из-за ужасной боли позади глаз, возникающей периодически и привязывающей ее к ее комнате на много дней подряд; некоторые приступы длились по шесть недель. Невралгическая боль, однако, присутствовала все время. Глаза этой дамы осмотрел почти каждый знаменитый окулист Лондона, и никто не мог найти никаких нарушений в их структуре. Поэтому все единодушно согласились и заявили, что это невралгия пятого нерва (пятый черепно-мозговой нерв состоит из трех основных ветвей и называется тройничным нервом. — Прим. перев.). Конечно, все это сопровождалось бесконечным употреблением тонизирующих, болеутоляющих и укрепляющих средств. Окулисты отправляли ее к терапевтам, а те вновь к окулистам. Покойный д-р Квин и другие ведущие гомеопаты пытались лечить, "но ничье лечение даже не затронуло болезнь".

В конце концов, эта дама уже годами ничего не предпринимала, а когда начинался приступ, оставалась с перевязанной головой в затемненной комнате, оплакивая свою судьбу. Мне она объяснила: "Мое существование — это пожизненное распятие".

Следует сказать, что до появления невралгии у пациентки был грипп, который затем сопровождал невралгию. Все вместе, грипп и ретроорбитальная невралгия, привязали пациентку к комнате почти на полгода. На вид она была здорова, хорошо упитана — скорее, полновата, — и довольно энергична. Один из друзей успешно лечился у меня, поэтому она "в полном отчаянии" пришла ко мне. Таковы простые факты данного случая, но это было настоящее страдание! А теперь о лекарстве. Ресурсы аллопатии были исчерпаны, и, более того, я им вовсе не доверял. Гомеопатия, в том числе хорошая гомеопатия, так как ее лечили знающее свое дело врачи, также потерпело неудачу. Ничегонеделание, сейчас модное, также не имело успеха. Я рассудил так: эта дама рассказала мне, что она была привита пять или шесть раз, и, после стольких повторов, она, возможно, страдала от хронического вакциноза, одним из главных симптомов которого является головная боль, подобная той, что была у нее, так что я сразу назначил Thuja (30). Это лекарство излечило пациентку, и результат держится до сих пор. Невралгия уходила медленно, но почти через шесть недель (14 февраля 1882 года) я записал в своем журнале: "Глаза в полном порядке!"

Так как я некоторое время ничего не слышал о пациентке, я сейчас написал ей записку, не возвращалась ли невралгия с тех пор (30 декабря 1882 года). Ответ я добавлю.

Конечно, отсюда не следует, что раз Thuja вылечила этот случай невралгии, продолжавшийся около двадцати лет, то, следовательно, дама страдала от вакциноза; то, что Thuja ВЫЛЕЧИЛА ее, неопровержимо, а к этому назначению я пришел вследствие своей гипотезы о вакцинозе. Более ничего утверждать нельзя. По крайней мере, этот случай может служить клиническим триумфом Thuja 30 — уж это несомненно.

На свой вопрос я получил такой ответ:

1 янв., 1883.
…Я в гораздо лучшем состоянии здоровья, чем тогда, когда переступила через порог Вашего кабинета, и, кроме одной-двух попыток врага вернуться, я совершенно избавилась от страданий…

Эта дама не страдала невралгией в тот момент, когда печаталась книга. После исчезновения невралгии она приняла несколько других лекарств, которые я назначил из-за симптомов диспепсии.

Вероятно, я больше никогда не встречусь с более серьезным случаем того, что я рассматриваю как вакциноз, по сравнению с только что описанным, или с таким, который бы длился дольше. Двадцати лет вполне достаточно, чтобы считать болезнь постоянной, и ее постепенное прекращение за шесть недель с начала приема Thuja указывает на это лекарство как на несомненно целебное.

Может быть интересным следующий случай.

Неврологическая головная боль продолжительностью в девять лет

Мисс Дж.__ в возрасте 19 лет, оказалась у меня на лечении 12 марта 1881 года с жалобами на тяжелые приступы головной боли в течение девяти последних лет. Она говорит, что боль похожа на то, как если бы ее затылок был зажат в тисках, потом боль переходит в область лба и пульсирует, словно голова готова лопнуть. Она была очень бледна, а лоб ее был блестящим и в коричневатых пятнах.

Такие приступы головной боли случались один-два раза в неделю.

Склонность к запору, менструации регулярные, на левом веке виден застарелый ячмень, плохой аппетит, не любит мясную пищу, печень немного увеличена, осенью 1980 года были фурункулы.

Ноги холодные, случались обморожения. Годами не может ездить в автобусе или в экипаже, поскольку бледнеет и слабеет; кожа на ветру грубеет; губы трескаются; иногда падает в обморок.

Rp. Graphites 30.
13 апреля. — Аппетит и настроение лучше, но в остальном без изменений; на вопрос о продолжительности приступов головной боли рассказывает мне, что предпоследний продолжался три недели, а последний — три дня. Над правым глазом красное болезненное пятно, на лице две или три пустулы с белыми головками.

Была привита в трехмесячном возрасте, повторная прививка в семь лет, а затем в четырнадцать. Болела натуральной оспой около десяти лет тому назад.

Таким образом, это был случай пациентки, перенесшей оспу десять лет тому назад или около того, поскольку она точно не помнила дату, и, к тому же, она была привита трижды, один раз после оспы.

Rp. Thuja оccidentalis, 5iv, 3Х.
Принимать по пять капель дважды в день.
13 мая. — Намного лучше, был только один нетяжелый приступ, длившийся час или два, болезненное пятно на лбу больше не беспокоит, слабость исчезла. Губы в трещинах. Пустулы на лице пропали, и кожа вполне чистая.
Thuja 12, одна капля перед сном.
17 июня. — Вчера вечером исполнилось две недели, как было расстройство желудка, лихорадка, тошнота и пот. Впоследствии появились пятнышки, похожие на прыщики, восемь на лице, по пятнышку на больших пальцах и запястье, одно на ноге и два на спине. Они были заполнены гноем, были видны пять дней, пожелтели и потом исчезли. Ее мать сказала, что симптомы были точно такие же, как те, что были у пациентки во время оспы. Головная боль пациентку не беспокоила с тех пор, как появились эти высыпания.
1 июля. — Сохраняется хорошее самочувствие.
27-го. — Головная боль не возвращалась.
24 февраля 1882 года. — Выздоровление держится устойчиво, не было приступов головной боли, и в остальном она хорошо себя чувствует. Впоследствии она принимала несколько других лекарств из-за небольшой опухоли на веке и из-за маленького экзостоза на нижней челюсти, но она не принимала ничего, кроме Thuja, когда исчезла головная боль, и следующее лекарство было принято спустя две или три недели.

Через несколько месяцев мать привела эту молодую девушку просто показать, как она хорошо себя чувствует, и чтобы окончательно расстаться со мной. Через два года я узнал от матери этой девушки, что выздоровление сохраняется, так что излечение стойкое.

Интересным в этом случае был приступ в начале июня. Я рассматриваю его как прувинг Thuja, или общую организменную реакцию, вызванную этим лекарством, и это часто влияло на мой выбор на использовании Thuja в дальнейшем в тридцатых разведениях, хотя я время от времени находил, что третье десятичное разведение подходит лучше, чем тридцатое.

Но это не тема данной работы, так как случай в действительности был излечен низким разведением, а когда низкие разведения излечивают, и излечивают несомненно, хотя и не совсем легко, но надежно, нет необходимости поднимать разведения выше, особенно если чья-то вера на них не распространяется.

Примечание

* Sulphur as a Remedy for Neuralgia and Intermittent Fever, Robert T. Cooper, M.D., 1869.

оглавление Оглавление   Следующая часть Книга Дж. Комптона Бернетта о невралгиях